© 2019 ПИРАМИДА РАЗВИТИЯ. РЕШЕНИЕ ПОВОРОТОМ МЫШЛЕНИЯ

Пирамида Развития – инструмент Аналитического коучинга

    2.  Мифология Пирамиды Развития

 

Пирамида Развития – современная интеллектуальная технология, имеющая истоки в мифологии народов мира. Её прообразом является мифологическая «Мировая гора» или, как её ещё называли «Космическая гора». Какова связь между формой мистического познания в далёком прошлом человечества и технологическими достижениями современности? Миф - это всегда история, которая не умирает, миф - это история, которая принадлежит всем. Мифом не владеет ни один человек, ни группа людей, ни даже одна культура, нация, народ. Миф - это что-то такое, что принадлежит всем и все его имеют право толковать чуть-чуть по-разному.

 

 

Рис.2. а – гора Кайлас, Тибет; б – ступенчатая пирамида в Саккаре, Др. Египет, XIX в. до н.э.; в – Замок. Сказка, худ. М.К. Чюрлёнис, 1909; г – Пирамида Развития

 

Изображённые на рис.2 объекты объединены общей идеей и сутью этой идеи является проявленная во всех этих объектах устремлённость вверх. На этих картинках как бы разные по своей природе вещи. На рис. 2, а – мы видим реально существующее природное явление, гору Кайлас.  Гора Кайлас - одно из самых уникальных природных мест на Земле, обладающее притягательной силой для многих людей, место паломничества для тех, кто хочет прикоснуться к чему-то мистическому, возвышенному, божественному.  На втором (рис. 2, б) – рукотворное архитектурное сооружение, пирамида, воздвигнутая в Др. Египте.

На рис. 2, в – приведена иллюстрация произведения художника, результат работы его воображения, воплощенный с помощью красок. Это визуальная иллюстрация мифа, иллюстрация того, что было очень важным в жизни наших предков и продолжает быть важным и в жизни современного человека, потому что мы все продолжаем жить в этом мифе, потому что миф - это то, что никогда не умирает. Изображение на рис. 2, г - это Пирамида Развития, инструмент аналитического коучинга, рассмотрению истории её возникновения, её структуры, устройства и методов работы с ней и посвящена эта глава.
 

Мифология любого народа начинается с мифов, отражающих мировоззрение человека на возникновение мира – космогонических мифов. Существуют мифы о космическом яйце, из которого была рождена вся вселенная. Земной мир мог возникать из недр Океана, уточка принесла из глубин землю и так возникла земная твердь.

В индуисткой мифологии Вселенная возникла из тела «космического человека» - Пуруши. Согласно мифологии древних германцев боги – демиурги космоса в основание мира положили тело, убитого ими прародителя великанов Имира [Подосинов, 1999. С. 495-497].

 

Но везде и всюду вертикальное строение рождённого мира соотносилось с двумя базовыми образами. Первый – это образ Мирового древа, которое тянется в небеса, древо, которое растет от земли к небу, соединяет их.  Второй образ - это Мировая гора. Объединяющим аспектом этих образов является то, что для них характерна акцентуация устремлённости вверх. Сейчас трудно выяснить, какой из этих двух образов является прототипом, протообразом.  Может быть оба, потому что древнейшие люди, в общем-то, благодаря вот этим двум объектам – древу и горе, оторвали свой взгляд от горизонта, стали поднимать голову наверх. В общем-то, можно даже предположить, что сопричастность с горой и древом помогли людям встать на ноги, оторваться от земли, и перейти к вертикальному перемещению в пространстве. Интересно отметить, что по дереву мы тянемся наверх руками, а по горе мы восходим наверх ногами.

И в этом смысле восхождение, и вообще движение наверх, всегда выдает в человеке героическую сущность, или включает, обостряет, актуализирует его героическую энергию, т.е. энергию самостоятельности, энергию свершения, действия. Героическая энергия организует движение наверх, а значит движение дальше от земли и ближе к небу к тонким сферам. Мировая гора - это мифологический образ, в котором отражались представления древнего человека о мироустройстве, строении вселенной. Для народов Центральной и Восточной Азии понятие мировой горы воплощалось в образе горы Меру, которая являлась центром мира, и которая находилась в недоступном месте.

 

        Рис. 3. а - Буддийская танка с изображением горы Меру; б – Вавилонское столпотворение. Питер Брейгель Старший. 1563 г.                              Музей истории искусств, Вена, Австрия

 

В космологии индуизма и буддизма священная гора – гора Меру рассматривается как центр всех материальных вселенных. Глава буддистов его святейшество Далай-лама XIV в интервью, данном им в Бодхгайе в 1983 г., так высказывается о горе Меру: «Во многих текстах присутствует упоминание о горе Меру. Утверждается, что она расположена в центре Земли. Но, если бы она действительно там находилась, то, следуя описанию, приводящемуся в священных текстах, её можно было бы обнаружить. По крайней мере, мы должны были бы получить некоторые указания относительно её местонахождения. Однако, таких указаний нет. Следовательно, мы должны интерпретировать это утверждение не в буквальном смысле, а как-то по-другому» [Далай-лама XIV, 1983]. 
 

Сегодня для нас важно, что образ горы Меру в истории человечества соотносится с идеей вертикали, связанной с центром Земли, хотя географически однозначно указать место нахождения его мы и не можем. Но идея вертикали, исходящей их центра Земли (или мироздания) – это только один аспект горы Меру, как символа. Как и любой символ, символ Мировой (космической) горы имеет несколько смыслов. 
 

Существуют изображения мировой горы Меру. На рис. 3, а приведено одно из таких изображений в стиле буддийской танки. С одной стороны, гора изображена как вполне реальный земной объект. Она прочно стоит на земле, вокруг дома, монастыри, идёт дорога до какого-то определённого уровня. Но за воротами, где оканчивается дорога, картина имеет уже совершенно другой вид – это уже пространство не Земли, а Неба. В этом пространстве уже нет горизонтального перемещения. Здесь существует только восхождение по вертикале. На этих уровнях могут жить только духовные существа (боги, дэвы), которые воплощают в себе различные божественные энергии. Тем самым гора Меру, как символ, отображает некий порядок, иерархию, присущую природному миру, космосу. Помним, что в греческом языке слово космос означает порядок, то есть гора Меру воплощает в себе весь порядок, все мироустройство, его иерархичность, и в первую очередь вертикальность бытия. И вот эта иерархичность горы Меру, символизирует, отражает то, что мир упорядочен, в нём существуют уровни. И в зависимости от того, на какой уровень в своей жизни взошел человек, на каком уровне развития находится его сознание определяются качества его самого и его жизни, место человека в жизни, кем он является в этом мире, в этом всеобщем порядке.

С древнейших времён человек считал мироздание упорядоченным и стремился поддерживать этот природный порядок. Делал он это двумя способами. Первый был направлен на предотвращение природных катаклизмов. Нарушение порядка в мироздании, как считал древний человек, приводит к природным катастрофам, таким как всемирный потоп, землетрясения, цунами, засухи, похолодание, падение метеоритов. Поэтому, как предполагают исследователи, ритуалы, обряды и мистерии народов мира изначально были направлены не столько на поддержание обыденной жизни человека, сколько, в первую очередь, на поддержания порядка в мироздании. Во-вторых, в свою обыденную и хозяйственную деятельность человек стремился внести космический порядок, выстраивать свою жизнь по законам мироздания. Для древнего человека природные катастрофы были сигналом того, что он что-то нарушает в заведённом порядке.
 

И вот этот порядок мироздания, который человек стремился поддерживать и воплощать в своей обыденной жизни, и воплощён в образе мировой горы Меру. Внизу горы живут люди, на её вершине, на высших уровнях живут бессмертные, боги. Не всякий может найти эту гору, не всякий может на нее подняться. Гора Меру является осью мира, осью вращения мира, вращения нашей планеты. «Продолжение мировой оси вверх (через вершину Горы) указывает положение Полярной звезды, а её продолжение вниз указывает место, где находится вход в нижний мир, в преисподнюю. Основание же Горы приходится на “пуп земли”» [Топоров, 1980. С.311].
 

Во все времена духовность ассоциативно была связана с горами, с восхождением вверх. Духовные сообщества всегда, в основном, были ориентированы на высоты. Люди, обладающие некоторым знанием, мудрецы, старцы, религиозные подвижники часто уходили в горы, где на местах их проживания устраивались священные места, строились монастыри, которые со временем становились объектами религиозного паломничества. Гора Меру – это такая гора, которая объединяет смертное, тленное и вечное в жизни человечества. И люди, которые этому как-то сопричастны – то ли паломничеством, то ли исповедованием, то ли регулярной практикой, проповедью, использованием каких-то знаний - у таких людей поддерживается связь между вечным и тленным. В этом смысле вкус бессмертия можно ощутить, поднявшись, или приблизившись, или побывав рядом, подышав одним воздухом с теми местами, о которых мы пишем. 
 

Несмотря на то, что гора Меру согласно мифическим воззрениям находится в недоступном месте, люди всегда стремились связать это понятие с реальными объектами. Так в индуизме и буддизме реальным образом мифической горы Меру является гора Кайлас (Тибет), имеющая четырёхгранную пирамидальную форму и грани которой ориентированы по сторонам света (рис.2, а). Верующие четырёх религий (индуисты, буддисты, джайны и приверженцы бон) считают эту необычную гору «сердцем мира», «осью земли». Для индуистов – это место обитания Шивы, для буддистов – одной из инкарнаций Будды. Каждый год тысячи паломников совершают ритуальный обход (кора) этой священной горы. При этом, как считается, для человека тленное становится здоровее, а вечное становится заземлённее, паломник становится проводником между Небом и Землей. 

Очень интересные цифры и факты связаны с этой горой. Её высота 6666 м, четыре шестерки. Поэтому для тех, кто боится три шестерки (дьявольское число) подчеркнём, что здесь шестёрок уже четыре. Интересно что расстояние между этой горой и Стоунхенджем 6666 км, очень удивительное совпадение, нереально интересное совпадение, а расстояние от горы Меру до южного полюса также связано с числом 6666, но удвоенному. Интересные факты о горе Меру можно продолжить. Эта гора, оказывается, расположена на одной прямой линии с комплексом пирамид Гизы (Египет) и с пирамидой в Латинской Америки.  И что самое любопытное, гора Меру находится прямо напротив острова Пасха с его загадочными истуканами.

В некоторых традициях, в частности, в даосской принято говорить, что изначальная функция человека по отношению к природе, единственная его космическая функция – это служить проводником для связи отца Неба и матери Земли. Всё остальное очень эгоистично и социально. Это очень красивая идея, потому что она, не снимая с человека груз социальных обязательств, даёт ему нечто большее - миссию, как задачу Вселенной. При этом мы уходим от одиночества, абсолютной различимости, оторванности от других людей и природы и становимся чем-то одним, медиумами, проводниками разных сил, существующих между Небом и Землёй. И люди тянутся к горе Меру, она остаётся во всех мифологиях в поле внимания человека. 
 

В древнерусской традиции также есть образ, который соотносится с идеей Мировой горы, горы Меру. Речь идет о богатыре Святогоре, который представлял собой, своим образом святые горы, что и звучит в его имени. Святогор не воин, нет ни одного упоминания о том, что Святогор хоть раз вступил с кем-то в какую-то схватку. Его образ – это символ могучей силы, источник сил. Он олицетворял некую силу Уральских гор, силу гор в целом. Другой богатырь - Илья Муромец на одной его ладони помещался. Если Илья Муромец – это представитель коллективного социального эгрегора, то Святогор – это представитель эгрегора природного целого мира. Эти два образа в русских сказаниях отражают идею соотнесения человеческой героической силы и силы природы, силы Земли и Неба, силы бытия. 
 

Во всех традициях, если человек хотел достичь чего-нибудь, то он отрывался от своего сообщества и всходил на гору. Спускаясь с горы, человек становил сам другим и приносил что-то новое своей общине. Человек, который поднялся на гору, до самой вершины, и спустился оттуда вниз – он в обществе, в своем народе достигал особого положения, т.к. привносил нечто новое и значимое для этого общества. Он приносит какое-то новое знание, идею, закон, которые до этого были недоступны долинным людям.
 

Так Моисей (время жизни традиционно XIV-XIII вв. до н.э.) взошел на гору Синай и пробыл там сорок дней. Спустившись с горы, он принёс израильтянам на каменных скрижалях десять заповедей, данных ему самим Богом, и стал основателем иудаизма.  В этом смысле движению наверх должно последовать движение вниз, потому что нет смысла сидеть на вершине, если ты жив, если ты плотен, то есть, обладаешь плотью и владеешь знаниями, необходимыми твоему народу. 
 

У многих народов была своя гора Меру. У китайцев - гора Куньлунь. Калмыки называли мировую гору Сумерой (благая Меру), у алтайцев аналогами Меру являлись горы Уч-сумеру (Белуха) и Алтын-ту (Золотая гора). Согласно алтайским мифам, на горе сидят 33 тенгри, то есть, 33 бога, которые воплощают 33 божественных силы. Гора Олимп, на котором живут боги – это проекция горы Меру в древнегреческой мифологии. Гора Табор на юге Нижней Галилеи является культовым местом для иудеев и христиан. Традиционно считается, что на этой горе произошло Преображение Господне. А гора Арарат, к которой после потопа прибило ковчег последнего ветхозаветного патриарха Ноя, и он стал продолжателем человеческого рода – это также отражение мифа о горе Меру в христианской традиции. В исламе есть своя Мировая гора – горы (иногда гора) Каф. На горах живут джинны (в арабской мифологии духи). 
 

О китайской горе Куньлунь находим следующие сведения: «Кто с Куньлуня поднимется на двое большую высоту, достигнет горы Прохладного ветра и обретёт бессмертие; кто поднимется ещё вдвое выше, достигнет Висящей площадки и обретёт чудесные способности, научившись управлять ветром и дождём; кто поднимется еще вдвое выше, достигнет неба, обиталища Тай-ди – верховных владык, и станет духом» [Яншина, 1977. С. 194], [Евсюков, 1988. С. 163]. 
 

Культура Китая метафорична и понятия «гора Прохладного ветра», «Висящая площадка» звучат поэтично. Но за этой поэтичностью скрывается и глубинный смысл. «Прохладный ветер» – это там, где пропадает страсть в душе, где пропадает человеческое желание. Это уровень, когда минуется уровень чувств, обретается бессмертие. Любопытно, что бессмертие – это не только отсутствие смерти в будущем. Бессмертие – это и состояние человека, когда он начинает вспоминать свои предыдущие жизни.  При этом через эти воспоминания можно как бы коридор построить к источнику, откуда жизнь зародилась. То есть бессмертие определяется возможностью для сознания человека двигаться в тоннеле воспоминаний к своему источнику. А поскольку смерть человека во многих мифологиях считается возвращением его души к источнику, то получается, что движение и назад, и вперед по оси времени - это такой подъем, это возвышение. Кто переживал такие знания или такие состояния, знает, что это всегда движение энергии наверх.
 

Важно также, что в данном тексте подъём на Куньлунь – это не высшая точка человеческого достижения. Выше расположен уровень «Висячей площадки» Можно предположить, что это уровень невесомости. Это там, где пропадает гравитация, человек становится воздушным. На этом уровне человек обретает чудесные способности, сидхи, то есть, становится полубогом. Интересно, что китайцы уже тысячи лет назад знали, что уровней сил и уровней качеств – их, во-первых, немного. А во-вторых, каждому уровню соответствуют вполне определённые свойства и качества, открывающиеся человеку, если он поднимается на этот уровень Человек, поднявшись на уровень «Висящей площадки» управляет ветром и дождем, воздухом и водой. Можно управлять природой, можно управлять стихиями. Стихии – это нечто большее, чем просто природа. Стихии – это уже какие-то первоэлементы, из которых состоит природа. Еще выше есть места верховных владык, где человек одухотворяется. Таким образом, оказывается, что слова из древнего китайского текста не просто описывают некий мифологический процесс. Этот процесс соотнесён с некоторым объемным объектом, где каждый уровень, каждое место имеет свое качественное значение.

Как видим, миф о Мировой горе распространялся в разных интерпретациях у разных народов. Везде он про мироустройство, про знание, которое исходит от этой горы и является космическим, космологическим знанием, знанием о порядке мира. Это очень важно. Люди, которые владели этим знанием, становились царями, правителями, жрецами.
 

Мы рассмотрели отражение вертикального мироустройства в мифологии народов мира. Но с какого-то момента своего исторического развития человек начал не только поклоняться природным горам, но и стал создавать их искусственные аналоги, т.е. перешел от образной презентации идеи вертикальности мира к её конструктивному, архитектурному воплощению.

По-видимому, этот момент зафиксирован в одном из сюжетов Библии в книге Бытие - первой книге Пятикнижия (Торы) и Ветхого Завета, время создания которой традиционно относят к XIV в. до н.э. Данный сюжет переносит нас в послепотопные времена, когда «на всей земле был один язык и одно наречие». Придя в землю Сеннаар (нижнее течение Тигра и Ефрата) и поселившись там, потомки Ноя решили построить город и возвести башню до небес. Как известно, Бог воспротивился построению такой башни, смешал язык строителей и рассеял их по всей земле. А месту этому дано было имя «Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле» [Бытие, 11:1-9]. 
 

Достоверно никто не знает, каков был внешний вид библейской Вавилонской башни, но, тем не менее, художники в своих произведениях использовали этот библейский сюжет и оставили нам своё видение этого грандиозного сооружения. Как правило, башня изображалась в виде огромного многоступенчатого конусообразного архитектурного сооружения с множеством комнат. Этажи башни соединялись за счет винтообразного пандуса, окружавшего башню с внешней стороны. Согласно библейской легенде здание изображалось недостроенным. Наиболее известное изображение башни находим на картине «Вавилонское столпотворение» художника XVI века Питера Брейгеля Старшего (рис.2, б). Существенный интерес представляет для нас тот факт, что художник изобразил семиуровневую башню.
 

Существовали и реальные архитектурные прототипы Вавилонской башни. Это так называемые зиккураты – высокие ступенчатые башни-храмы, состоящие из поставленных друг на друга параллелепипедов или усечённых пирамид, которые возводились в Древней Месопотамии и Эламе. Самый высокий зиккурат был, действительно, построен в Вавилоне, название этого храма означало «Храм краеугольного камня Неба и Земли». До наших дней дошли только развалины нескольких подобных сооружений. Самые известные - это зиккураты Древнего Междуречья в Борсиппе (III тыс. до н.э.) и Уре (XXI в. до н.э.), а также зиккурат Элама в Дур-Унташ (XIII в. до н.э.) [Подосинов,1999. С. 154-155].
 

Следующим этапом конструктивного воплощения идеи устремлённости человека к небесам было строительство пирамид. Древнейшие и наиболее известные пирамиды относятся к египетской цивилизации и к цивилизации майя. Есть исследователи, предполагающие, что часть возвышенностей, считающиеся горами, являются вовсе не таковыми, а строениями. То есть, они искусственного происхождения, но просто природа их как бы вписала, приняла в себя. Подобные пирамиды возводились в Европе (Босния, Италия), а также в Индонезии [Османагич, 2016.].
 

То, что касается изображений горы Меру в произведениях искусства, а также в устройстве великих башен, великих пирамид – они все имеют некоторое подобие. Во-первых, в большинстве случаев, они ступенчатые. То есть, они показывают разные уровни. И во-вторых, у них у всех есть некоторая вершина – иногда плоская, иногда острая – забраться на которую значит быть вождем, быть жрецом, стать героем, быть посланником небес, значит встретить там Бога, общаться с тонкими сферами, слышать Божий глас и так далее. То есть вершина горы всегда воспринимается как знаковая величина.
 

 В эпоху Возрождения уже средствами поэтического слова Данте Алигьери создал грандиозные картины устройства Рая, Чистилища и Ада, для чего использовал мифологему Мировой горы. Чистилище Данте описал как гору, имеющую семь уступов, соответствующие семи грехам человечества. Таким образом поэт воплотил идею очищения  человека по мере восхождения на гору. Ад Данте описал в виде воронки с девятью кругами (фактически перевёрнутая гора), связав этот образ с важнейшим космогоническим сюжетом Священного Писания – падением Люцифера. Воронка Ада упирается в центр Земли. И как это не парадоксально, но и в этом образе Данте заложена идея восхождения человека через Ад к Небесному Раю. Художники итальянского Возрождения Доменико ди Мекелино и Сандро Боттичелли превратили поэтические образы Данте в зримые образы, создав художественные произведения удивительной выразительности (рис. 4, а, б). 

     

Рис. 4. а - Данте и три Царства. Доменико ди Микелино. 1465. Фреска, собор Санта-Мария-Дель-Фиоре, Флоренции; б – Инферно («Карта ада»). Сандро Боттичелли, 1489-1495. Пергамент, цветные карандаши. Ватиканская библиотека, Рим 

 

Мировая гора Меру представляет интерес и с лингвистической точки зрения. Коснёмся только некоторых аспектов этого вопроса.  Известна тесная связь русского языка, русской лингвистики с арийскими корнями. Название горы Меру превратилась в русском языке в слово «мир» в его пространственном значении – космос.  Это очень любопытно, потому что тут же открываются смыслы других слов. 

Что такое чувство меры? Чувство меры – это когда бессознательно у человека есть ощущение порядка, баланса, потому он умеет управлять своими силой, потребностями, вожделениями и прочее. Обладать чувством меры – это обладать чувством композиции. В этом смысле изучение композиции – это изучение меропорядка. 

«Умиротворение» – такое слово, которое означает, что это чувство приходит тогда, когда человек находит свое место. Если мы говорим про гору (а гора – это абсолютно топософское пространство), то мы как будто бы выходим на некоторую историю, что, обретая некоторое место, найдя свое место в мире, приходит умиротворение. С «умиротворением» соотносятся «замереть», «умереть». Это там, где потерять эго, успокоиться. Потерять эго – успокоиться. Спокойный человек – его невроз закончен. 

И очень красивое слово «мироздание». Оно соответствует вечной человеческой потребности строить структуры, строить организации, строить башни, строить минареты, строить храмы. Это такая бесконечная потребность, добрая потребность, потребность к воплощению добрых сил. Это мессианская потребность. Циники думают о себе, а умиротворенные люди думают о других – о мире, о мере. И знают свое место в мире.

Есть и другие слова с корнем «мир»/«мер» - «смирение», «мириться»,  «мировоззрение», «измерение», «мерить», «примерка», «мерило», «многомерность», «соразмерность». Измерение – это соотношение разных уровней, разных качеств между собой. Мерило – это такая шкала, которая позволяет соотносить между собой разные феномены. Многомерность – это значит, что много разных мест на этой горе. Она – не плоское явление.

Все эти слова имеют духовный корень, связанный с мировой горой Меру. Они обращают нас к мифу о мировой горе, подспудно напоминая нам об иерархичности жизни, мироздания. И тогда мы начинаем понимать, что жизнь не плоскостная, она многоуровневая и необходимо осознанное выстраивание маршрутов перемещения по эволюционным уровням жизни и сознания.  Необходима прокладка не модной нынче «дорожной карты», а «горного маршрута», т.е. необходим осознанный выбор вектора восхождения или нисхождения, которые должны быть соответствующими тому потоку жизни, в котором человек находится в конкретный момент времени. И этот «горный маршрут» должен помогать человеку в достижении выбранных им целей. И, наверное, никогда пока живы люди, мы не сможем оставить за пределами внимания идею восхождения, идею горы, идею иерархий, идею Пирамиды Жизни.